Дауншифтинг - путь к гармонии | По Совету Всему Свету

Дауншифтинг — путь к гармонии

Этот неблагозвучный термин в переводе с английского дословно означает «переключение автомобиля на более низкую передачу», а также «замедление или ослабление какого-либо процесса». В обществе gод дауншиaтингом понимают образ жизни, противопоставляемый трудоголизму и карьеризму. Его приверженцы — люди успешные, творческие, чаще с неплохим достатком — осознанно отказываются от пропагандируемых обществом ценностей — денег, карьеры и т. д. в пользу жизни ради самого себя и/или своей семьи. Это особая философия, идея которой — возврат к себе и своим желаниям в результате отказа от стереотипных, навязанных социумом целей: «сделать карьеру», «зарабатывать много денег», «иметь предметы роскоши», достижение которых отнюдь не приближает человека к счастью. Особенно если он занимается не любимым делом, а тем, что «модно, престижно и прибыльно». Внутренний дискомфорт вызывают неудовлетворённость собой, ощущение бессмысленности гонки потребления, которая не оставляет возможности для общения с детьми, чтения любимых книг, личностного роста, повышения своего культурного уровня, а также отбирает здоровье и жизненные силы…With-Laptop-by-Michal-Marcol

Каждый человек старается улучшить качество своей жизни. И дауншифтер видит его повышение в уменьшении зависимости от денег и, как следствие, сокращении объема работы и появлении свободного времени для семьи, для любимого занятия, для творчества и, конечно, для установления мира в собственной душе. Карьера и благосостояние имеют высокую цену, которую приверженцы этого явления не согласны платить. Обычно дауншифтеры выбирают либо менее оплачиваемую должность с укороченным рабочим днём, либо вовсе покидают город, чтобы полностью вырваться из системы, где каждый день — долгие поездки в общественном транспорте, пробки, большие траты на питание и жильё и другие минусы жизни в мегаполисе. «Деньги — беспощадные хозяева, но отличные слуги», — считал американский предприниматель Финсас Тейлор Барнум. Дауншифтеры — именно те люди, которые из рабов денег превращаются в их хозяев и начинают рассматривать хрустящие купюры не как цель, а как средство для удовлетворения самых простых и скромных человеческих потребностей.

Офисный планктон — кандидат № 1

Есть мнение, что к дауншифтингу приходят люди в основном среднего возраста, когда они подводят первые промежуточные итоги своей жизни и понимают, что карьерные амбиции удовлетворены, а личные цели в погоне за деньгами так и остались далёкими маячками. Это неверно. Сегодня есть немало .молодых людей, обратившихся за спасением к дауншифтингу. «Каждый день одно и то же, день не отличить от другого, никаких перспектив подняться по служебной лестнице, работа — лишь способ зарабатывания денег, которые затем тратятся на вещи, без которых вполне можно обойтись, накопилась усталость, растёт нервное напряжение…» Эти мысли чаще всего приходят в головы рядовых сотрудников многочисленных офисов и контор. Офисный планктон — так называют «солдат» этой армии клерков. Молодые люди 25-35 лет, уже чего-то достигшие, заработавшие неплохие деньги, но ещё не в таком количестве, чтобы полностью отойти от дел и жить на проценты, уставшие от гонки потребления, — это и есть перспективные дауншифтеры.

Бешеный темп жизни, ежедневный стресс, давление, конфликты, тяжёлые условия конкуренции, борьба за первенство особенно ощутимы в большом рабочем коллективе. И вот прозревший офисный планктон увольняется с прибыльной, но надоевшей работы и либо переходит на менее прибыльную, но интересную ему, либо трудится фриланс, то есть доли. Фриланссры — вольные работники без начальства и подчинённых, которые выполняют работу на заказ. Благо беспроводной Интернет позволяет общаться с заказчиком хоть в Индии. Кстати, часть «ушельцев» вес бросает и уезжает в Гоа, где уже образовались целые поселения дауншифтеров из стран СНГ.

Ушедшие от благ цивилизации люди не являются отшельниками и не отказываются от современных средств техники и коммуникаций (более того, объединяются на интернет-форумах, где делятся своим опытом и радостями). Они отказываются принимать правила потребительства. Поэтому не следует путать дауншифтеров с яппи, рантье, богатыми бездельниками и вечными туристами, отдыхающими в гламурных клубах и модных курортах. Элементарное «прожигание жизни» не имеет ничего общего с социальным выбором и осознанным образом жизни человека. Ведь в такой ситуации человек ничего не создаст.

Не могут считаться дауншифтерами и обычные лентяи и неудачники, которые, не найдя себя в обществе, не выдержав конкуренции в профессии, не сумев реализовать себя, уходят в никуда, опускают руки и морально опускаются.

Найти себя получается далеко не у каждого, и поиски, бывает, затягиваются на длительное время и заканчиваются разочарованием в своем, как оказалось, необдуманном поступке. Ведь ещё Герцен правильно подметил: «Нельзя дать внешней свободы больше, чем сё есть внутри». Тем более если в душе офисный планктон так и остается планктоном, не вырастая до крылатого создания.

Внутренняя свобода, к которой так стремятся дауншифтеры, — это удел самых смелых, она требует отваги и большой ответственности за сделанный шаг, за уход от системы и устоявшегося образа жизни, нередко сопровождающийся непониманием, насмешками, а то и презрением окружающих: «Сгорел на работе, расклеился, сдался, слабак…» Но всё плохое перевешивает огромное приобретение — свобода. «Свобода — это не безделье, а возможность свободно распоряжаться своим временем и выбирать себе род занятий; быть свободным — значит не поддаваться праздности, а самолично решать, что делать и чего не делать», — справедливо считал знаменитый французский моралист Жан де Лабрюйер.

Дауншифтинг — это не просто выбор .между доходами и стрессами с одной стороны и душевным комфортом за меньшее вознаграждение с другой. Не шаг вниз по карьерной лестнице, а новый карьерный виток С возможностью учета и избегания старых ошибок. Это отказ от корпоративных целей обязательно в пользу собственных.

В один день «открывший глаза» может уйти от всего «бесполезного и бессмысленного», что мешает ему быть счастливым. Ддуншмфтсры не просто покидают каменные джунгли, обретая свободу вольного странника по миру, — они уезжают в глубинку, чтобы дышать чистым воздухом и общаться с природой, чтобы растить детей свободными от навязанных неестественных ценностей города и, главное, наконец-то видеть конкретные плоды своей работы. Прав был умнейший Альберт Эйнштейн, когда сказал: «Тот, кто хочет видеть результаты своего труда немедленно, должен идти в сапожники».

Вчера — успешный топ-менеджер в крупной компании, с высокой зарплатой и таким же социальным статусом, сегодня — фермер в глубинке, добровольно и абсолютно осознанно покинувший мегаполис со всеми его прелестями и получающий ни с чем не сравнимое удовольствие от физического труда, возможности постоянно видеть семью, пить воду из колодца, просыпаться под звуки пения птиц, вдыхать ароматы цветущего сада…

Дауншифтеры прошлых столетий

Человечество знает немало примеров, когда известные люди отказывались от обычных обывательских интересов из списка «власть, деньги, статус», чтобы стать внутренне свободными. Мотивы для этого были и политическими, и духовными.

Мудрец Диоген, образец аскета, жил в бочке, сознательно отказавшись от жизненных удобств, которые, по его твердому убеждению, привязывают человека к вещам и делают его несвободным. Такое же негативное воздействие, по его мнению, имеют семья, частная собственность и даже «надуманные-» правила приличия. Известна притча, как Александр Македонский подошёл к бочке, где сидел философ, и спросил у него: «Что бы ты хотел получить от меня?» В ответ Диоген махнул в сторону полководца рукой: «Чтобы ты не загораживал мне солнце».

Римский император Диоклетиан отошёл от управления государством на пике славы и популярности. Он принял такое решение после раздумий о собственном возможном будущем на троне (о раздорах в стране и своей вероятной гибели). Удалившись в деревню, Диоклетиан занялся выращиванием овощей. И когда сенаторы посетили его, чтобы уговорить вернуться на трон, бывший император с гордостью произнёс: «Если бы вы видели, какую я выращиваю капусту, то перестали бы меня уговаривать».

Знаменитый Будда, Сиддхартха Гаутама, был принцем из рода Шакья. Он отрёкся от трона, наследства, семьи и имущества и начал нищенствовать, посвятив всё своё время поискам смысла бытия. Случилось это после того, как во время медитации под смоковницей на Сиддхартху снизошло озарение — Четыре Благородные Истины. Принц узнал, что земная жизнь есть страдание, но имеется путь, позволяющий от этого страдания освободиться. Восьмеричный Путь, как назвал его мудрый Будда, состоит из восьми правил, следуя по нему, нужно разумно избегать всяческих крайностей, к которым относится не только бесконтрольное стремление к земным наслаждениям, но и бессмысленное аскетическое самоистязание.

А Франциск Ассизский, сын зажиточного торговца сукном, ставший католическим святым, добровольно избрал бедность как идеал «евангельского совершенства». Родительские деньги позволяли юному Франциску прожигать молодость в кутежах и попойках с друзьями. Но однажды он прозрел и понял, что живёт «как-то не так, неправильно, не по Божьим заповедям». До конца дней источником пропитания Франциск Ассизский избрал нищенство.

Иногда для творческого просветления достаточно стать дауншифтером даже на короткое время. Так произошло с великим Александром Сергеевичем Пушкиным Болдинская осень 1830 года известна как наиболее продуктивная творческая пора в жизни поэта. А способствовало этому вынужденное трехмесячное затворничество Пушкина в имении Большое Болдино, поскольку в Москве в это время был объявлен холерный карантин. Из-под пера находящегося в тихой деревенской глуши Александра Сергеевича вышли замечательные произведения: была завершена работа над «Евгением Онегиным», циклами «Повести Белкина», написаны стихотворная повесть «Домик в Коломне», около тридцати прекрасных лирических стихотворений. Такой творческий порыв повторился в жизни поэта ещё дважды, подарив миру «Медного всадника», «Анджсло», «Сказку о мёртвой царевне…», «Сказку о рыбаке и рыбке», «Пиковую даму», ряд стихотворений и «Историю Пугачёва».

Сегодня мы можем наслаждаться и необычными полотнами великого французского художника Поля Гогена, созданными им вдали от «болезненной» цивилизации. Гоген — знаменитый беглец, который бросил прибыльную работу и комфортный дом, оставил жену и пятерых детей и уехал на Таити, чтобы «слиться с природой». В се лоне среди буйной экзотической растительности, в тишине и покое, всего за год (с 1891-го по 1892-й) Гоген написал более 80 картин!

Герои наших дней

На Западе, где слово «дауншифтинг» начали активно использовать в начале 1990-х, его понимают как «сброс оборотов», «снижение уровня потребления», «упрощение жизни». Актёры отказываются от съёмок, не строят карьеры, посвящая себя любимому занятию; учёные всё своё время уделяют собственным исследованиям во вред продвижению по службе; художники, бесплатно творящие на природе, а не рисующие дорогие портреты на заказ… Число дауншифтеров за рубежом ежегодно растёт. Самые быстрые темпы увеличения количества приверженцев этого явления наблюдаются в благополучных странах, например, в США больше 30 % граждан считают себя дауншифтерами, в Австралии — 26 %, в Западной Европе — не более 17 %. Чем выше средний уровень жизни в государстве, тем больше людей пересматривают своё отношение к карьере, заработкам и уровню дохода. В Америке течение имеет поддержку на уровне государства: там существует даже «неделя дауншифтинга», которая проходит под жизнеутверждающим лозунгом: «Сбавьте темп и наслаждайтесь жизнью!»

У нас дауншифтеров не так много, как на Западе, но истории их не менее интересны. Поблуждайте по просторам Интернета и убедитесь, как счастливы эти люди, круто изменившие свою жизнь, ведь она слишком прекрасна и так безмерно коротка, чтобы тратить сё исключительно на гонку за материальными ценностями.

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поделиться записью в соц. сетях